November 16th, 2020

grün

Sibelius: Lemminkäinen Suite

снег выпал. наконец-то зима))) пора доставать лыжи и идти ловить зайцев (у нас в Астане зайцы зимой в парках и даже по городу бегают!)



моя любимая сюита Сибелиуса. А именно первые 18 минут. Особенно нравится финальная тема (с 17:17)
Хочется чтоб она продолжалась дольше, но нет, пара тактов - и все) мимолетная красота.

Причем не знаю, что меня больше завораживает - музыка или картинка на заставке, от которой веет такой легкостью, чистотой...

Как тонкий слой льда над ручьем, в котором вода испарилась - остался один воздух.

Очень удачная заставка, идеально подходит к музыке (лучше чем всякие образы Калевалы, уж с чем чем но с Калевалой музыка Сибелиуса у меня ну вот никак не ассоциируется).

Однажды я слушал Сибелиуса и меня посетил образ гигантских стрекоз порхающих над водой...
grün

Dasein

опять встретил это слово у Вальтера Мёрза:


>>...Noch nie hatte Grinzold an einem einzigen Tag so vielen den Tod gebracht, er stand festgefroren in einer Schneewehe, in einem Berg aus Gliedmaßen, und er sang, stolz und herrlich:

»Blut! Blut! Blut!
Blut muß spritzen meterweit!
Tod! Tod! Tod!
Tod in alle Ewigkeit!«

Und sein Schwert schlug den Takt zu seinem Lied...

... Sein Kopf fiel in den Schnee, er lächelte noch einmal, sagte »Danke!« und schloß die Augen. Grinzold war tot. Er hatte ein erfülltes und zufriedenes Dämonendasein geführt.<<

— Walter Moers. Rumo. Die Wunder im Dunkeln


И опять в контексте: erfülltes, zufriedenes, pures...
Предыдущий раз мне это слово встречалось в "Schrecksenmeister":


>>Das war pures Kratzendasein – er und seine Artgenossen waren vielleicht nur zu diesem einzigen Zweck auf der Welt: um anmutig über Dächer zu wandeln.<<

— Walter Moers 2007 Der Schrecksenmeister


***
Dasein (“there-to be”), from da (“there”) +‎ sein (“to be”).

1. (philosophy) Being; especially the nature of being; existence, presence, hereness, suchness, essence.

Hereness (Dasein) might be perhaps be called more expediently, Now-Being (Jetztsein), ...

Used by Goethe and adopted by Hegel. Further adopted and reinterpreted by Martin Heidegger in his "Being and Time".