Category: общество

grün

(no subject)

The mind is beautiful because of the paradox. It uses itself to understand itself.

почему мы слышим собственные мысли?
"собственные" ли они вообще?
многое из того, что является нашим собственным, мы не видим, не слышим, не воспринимаем непосредственно.
только посредством зеркала или какой-либо другой обратной связи от внешнего мира, например от другого человека указавшего нам,
что у нас, например, лицо запачкано...

мы не слышим собственные уши, не видим собственного лица...
а вот мысли слышим.
но не того КТО слышит...
мы сами - это тот кто слышит - внимает, понимает -
или тот кто производит мысли, слова?
что значит понимать?

Есть что-то на входе и что-то на выходе.
А потом то, что на выходе, опять на входе... и так по кругу. Уроборос.

вероятно и собственные мысли мы способны слышать и понимать только в зеркале слов, языка.
язык отзеркаливает нам наши собственные мысли, придавая им форму слов.

язык это нечто внешнее, заимствованное нами от родителей, социума.
человек не рождается со знанием языка, язык приобретается. это внешняя надстройка, не часть нас самих.

подобно тому, как без зеркала мы не способны увидеть собственного лица,
без языка мы не способны услышать собственные мысли (даже если можем их произвести)

мыслить впрочем можно и образами, но и все наши образы заимствованы нами извне. образы внешнего мира, природы, искусства, которые мы используем в качестве метафор, чтобы посредством их что-то представить, понять.
а слова это лишь отсылки к образам.

все наши образы заимствованы нами извне...
или не все?
вероятно есть врожденные паттерны, или лучше сказать "гештальты", вот их мы можем считать нашими собственными,

но они как глаза,
это не то ЧТО мы видим, не сами образы, а то ЧЕМ и посредством чего воспринимаем.

Гештальт - это лунка, образ - бильярдный шар.
Нет лунки - шар в нее не закатится.
Есть лунка, но шар другой формы (например это куб, а не шар) - такой шар не закатится в данную лунку.

именно это я представляю под "миром идей" по Платону. - гештальты) лунки различных форм у нас в головах.
но это не образы, а лишь двери для их восприятия, сами по себе они ничто, пустота.

врожденная грамматика (по Хомскому) вероятно как раз и является такими лунками, гештальтами ... но сам по себе язык это все же нечто другое.
grün

(no subject)

>В такой же трепет древние приходили от большого и враждебного мира, как современные материалисты от космоса и черных дыр.<

это называется "устрашающе-возвышенное" (по Канту)

очень сильное, захватывающее и гипнотизирующее чувство.

не исключено что язычники, и не только язычники всех времен искали его и балдели от, стремясь вызвать его и усилить - своими верованиями, ритуалами, наркотиками и тп.

из комментариев под: https://andeadd.livejournal.com/1734839.html
grün

Soap&Skin - What a wonderful world

когда стал понимать английский целый новый мир открылся мне в музыке


What a Wonderful World - кавер на пенсю Louis Armstrong)



песня старая и известная, но внезапно услышал и понял каждое слово! )))

посмотрел еще несколько ее клипов в таком порядке

https://youtu.be/KBNbEleVjtQ

https://youtu.be/SY4tyr68p6I

https://youtu.be/BLblVqcETM0

- pure magic! столько в них силы и чувства, каждый звук исходит от сердца
grün

thing as embodiment of relationships

метафора живого существа: водоворот.
вода в нем постоянно меняется, но форма остается прежней.
или корабль Тесея, доски которого постоянно заменяются на новые и в разные моменты времени это тот же корабль и в то же время другой.

водоворот это вещь?
корабль Тесея - вещь?

вещи это странная штука. многие вещи в мире возникают стихийно как манифестация или материализация каких-то процессов или отношений.
взять к примеру тропу.
люди ходят с какой-то целью от одного места к другому, чтоб встречаться, общаться, вести торговлю, и тп.
эти их отношения помимо прочего материализуются в конкретные объекты - тропы.

Является ли тропа вещью? Определенно, это некий объект, который мы можем выделить среди всего прочего, указать на него и даже потрогать.

И это рукотворная вещь! созданная правда не руками, а лапами или ногами) Но тем не менее, она создана людьми или животными, и значит рукотворная/лапотворная/копытотворная.


все вещи в мире это такие своего рода тропинки вытоптанные... водоворотами)))

первичное значения английского thing, как и нем. Ding, это вобще СХОДКА,
на которую древние германцы собирались чтоб коллективно решать какие-то дела, вопросы - matter.

thing (n.)

Old English þing "meeting, assembly, council, discussion," later "entity, being, matter" (subject of deliberation in an assembly), also "act, deed, event, material object, body, being, creature," from Proto-Germanic *thinga- "assembly"...

что-то вроде русского вече. не случайно ли "вече" созвучно с "вещь"?
grün

Глас жизни

из книги Andreas Weber. The Biology of Wonder (нем. Alles fült)

вот это классная глава ! Можно даже целиком скопировать, она коротенькая. Про голос.


THE CRY FOR LIFE

There is one sound that reveals the abyss of the animal soul without any remainder of purposive efficiency. This is the death cry. Even nearly voiceless beasts shriek loudly when their end comes suddenly. An otherwise mute hare in whose back the owl sinks its sharp claws gathers up all his strength to emit this last shrilling cry. In the face of this, no doubt is possible: it is all wrong to quit the realm of the living. No one who hears such a call mistakes it. We recognize the sound because in the depth of our bodies we know it could be our own.

This most macabre melody demonstrates that our inner self, our human inwardness, does not speak differently than that of any creature. We hear in it, as in an acoustical mirror, the echo of our soul, which serves no biological goal but is rather an expression of being. This last desperate cry cannot serve survival anymore because it is uttered from beyond, even from beyond bodily pain because it marks the end of it. This most painful noise is surplus, pure expressiveness, and as such guarantor of truth. Voice, therefore, always arises as the lightest trace of feeling as the pitch of vulnerable desire and being that longs to be. It does not serve utility but articulates meaning. Voice is at least as much a medium of craving for life as it is a carrier of biological functions.

Why not put it like this — any tone is a sign of a feeling and, as faint as it may be, the expression of a self that wants to sustain itself, which not only strives to survive but to enjoy the fullness of every experience. The voice may be also, or mainly, a communication channel, but it is nevertheless the barometer of an emotion, however much he who speaks tries to veil his feelings. Voice is not only semantics but also always sensual impact: flattering warmth, silvery sharpness, dim comfort or blunt betrayal. Voice proves that there exists something that it is. Voice is a physical fact in the world, not a bodiless symbol but a fleshly meeting with reality.

Voice means to be touched, to be grasped, to be clenched, every time it meets the body in the physical encounter of skin and sound waves. It is a collision that intrudes into the body as profoundly as it breaks forth from it again, as echo of its vibration. The touch of sound seizes us more strongly than does the image, which is always seen with some distance in front of us. Neurologists know that people who can hear but not see feel as if they are thrown into the midst of a roaring reality; on the other hand, deaf people, even when they can see perfectly, feel profoundly separate from the world, as if they are condemned to a life behind a wall of glass.

Nowhere does the inner experience of organisms reveal itself more clearly than in their voices. In each utterance there is a hint of the ecstasy of experience, the wonder of being rather than not being. What strikes me in the voice of another living subject is the fact that it is me who is affected by the world. Sound is a medium in a three-dimensional space, which, different from light, seizes my whole body, also a thing in space. Organs react to sound by adjusting their pulsations to its pulsating tide. The heart beats slower or faster, tuned in to different rhythms. Our connectedness to the acoustic environment is not as deep as it is for whales, whose blood flow becomes part of their songs and melodic oscillations in a liquid universe. But we are also always filled with sounds perceived and produced.

Перевел (точнее откорректировал гугл-перевод) на русский.


Есть один звук, который раскрывает бездну животной души без остатка целевой эффективности. Это предсмертный крик. Даже почти безмолвные звери громко кричат, когда их конец наступает внезапно. Молчаливый обычно заяц, в спине которого тонет своими острыми когтями сова, собирает все свои силы, чтобы испустить этот последний пронзительный крик. Перед лицом этого нет места сомнению: покидать мир живых – не правильно! Этот крик невозможно ни с чем спутать. Мы узнаем этот звук, потому что в глубине нашего тела знаем, что он может быть нашим собственным.

Эта самая жуткая из всех мелодий демонстрирует, что наше внутреннее я, наша глубинная человеческая природа говорит на том же языке, что и любое другое существо. В нем, как в акустическом зеркале, мы слышим эхо нашей души, которое не служит биологической цели, а скорее является выражением бытия. Этот последний отчаянный крик больше не может служить целям выживания, потому что он издается уже «с того света», даже за пределами физической боли, потому что он отмечает ее конец. Этот исполненный боли звук - сама избыточность, чистая выразительность, и как таковая - гарант истины. Таким образом, голос всегда возникает как след траектории чувства, как бросок ранимой страсти и бытия, которое стремиться быть. Он не служит полезности, но формулирует смысл. Голос - это, по крайней мере, такая же среда жажды жизни, как и носитель биологических функций.

Почему бы не выразить это так - любой звук является признаком чувства и, каким бы слабым он ни был, выражением самости, которая хочет поддерживать себя, которая не только стремится выжить, но и наслаждаться полнотой каждого переживания. Голос может являться, и в первую очередь является каналом связи, но, тем не менее, он так же является барометром эмоций, даже если тот, кто говорит, пытается скрыть свои чувства. Голос - это не только семантика, но и всегда чувственное воздействие: льстивая теплота, серебристая резкость, тусклое утешение или бьющее наотмашь предательство. Голос доказывает, что то, что есть – существует. Голос - это физический факт в мире, не бестелесный символ, но плотская встреча с реальностью.

Голос означает быть затронутым, быть схваченным, быть сжатым, каждый раз, когда он встречает тело в физическом столкновении кожи со звуковыми волнами. Это столкновение, которое проникает в тело так же глубоко, как и вновь вырывается из него, в качестве эха его вибрации. Прикосновение звука захватывает нас сильнее, чем изображение, которое всегда воспринимается на некотором расстоянии. Неврологи знают, что люди, которые могут слышать, но не видят, чувствуют себя так, словно они брошены в грохочущую реальность; с другой стороны, глухие люди, даже если они могут прекрасно видеть, чувствуют себя глубоко отделенными от мира, как будто они обречены на жизнь за стеклянной стеной.

Нигде внутренний опыт организмов не проявляется так отчетливо, как в их голосах. В каждом высказывании/вылаивании/вымыкивании/вымяукивании... есть намек на экстаз опыта, на удивление фактом собственного бытия. Что поражает меня в голосе другого живого субъекта, так это факт моей затронутости миром. Звук - это среда в трехмерном пространстве, которая, в отличие от света, охватывает все мое тело, и в то же время это вещь в пространстве. Органы реагируют на звук, приспосабливая свои пульсации к его пульсирующим приливам. Сердце бьется медленнее или быстрее, настроенное на разные ритмы. Наша связь с акустической средой не такая глубокая, как у китов, чей кровоток становится частью их песен и мелодических колебаний в жидкой вселенной моря. Но мы также всегда наполнены звуками, воспринимаемыми и производимыми.
grün

(no subject)

Археология бронзового века - это сумасшедший дом.
Племя из южной Франции за одно поколение, без промежуточных остановок, переселяется на Алтай (чемурчекская культура). Через несколько тысяч лет ещё какие-то голубоглазые блондины из Западной Европы, одетые в тартан, переселяются в западный Китай, где живут, не смешиваясь с местным населением (таримские мумии). В меднорудном районе Южного Зауралья, в голой степи внезапно строятся по единому плану укреплённые города ближневосточного типа с глинобитными стенами, продвинутой системой отопления и канализации, а через сорок лет люди их покидают, сжигают и разбредаются неведомо куда (синташтинская культура). Какое-то алтайское племя изобретает передовое бронзовое оружие и мелкими дружинами завоёвывает территорию аж до Финляндии, причём не степной пояс, как все нормальные люди, а лесной (сейминско-турбинский феномен). Эти же ребята или кто-то под влиянием их культуры, похоже, завоевали Китай и создали иньскую цивилизацию.
Как будто мало археологии, лингвистика добавляет ада. Невозможно построить непротиворечивую картину разделения и распространения языков (есть пять территорий-кандидатов в индоевропейские прародины), а согласовать это ещё и с археологией - дополнительная головная боль (нет, например, никаких археологических подтверждений арийского завоевания Индии).
А теперь ещё и генетика вывалила огромную кучу материала, который совершенно непонятно как интепретировать. Как понимать, к примеру, присутствие одной и той же гаплогруппы у высших брахманов Северной Индии и 60% киргизов? Все построения конспирологов типа "этого не могло быть, потому что против здравого смысла" идут лесом. В бронзовом веке всё против здравого смысла. Причём не интерпретации историков, а исходные факты материальной культуры, лингвистики и генетики.
Это мой первый шок от самого поверхностного знакомства с темой.

===

Хомо сапиенс: эволюционный куст
https://cdn.jpg.wtf/futurico/72/e7/1569773578-72e76f1dacf8906d94a0bcab68b99e3f.jpeg
(картинка ну очень большая, кликайте сами)

===

источник: https://jaerraeth.livejournal.com/686480.html
grün

Будущее

Для миллиардов людей, живших на планете Земля в прошлом, и для нас самих, кем мы были год, два, три... десять, N-дцать лет назад, миг настоящего, тот самый миг, в котором мы живем сейчас - это далекое - невообразимо-далекое будущее!

На дворе 2020 год, черт возьми! для миллиардов людей, которых уже нет, и которыми мы сами когда-то являлись, для всей чертовой Истории Человечества и нашей собственной личной истории, текущий год/день/миг - это далекое фантастическое будущее и мы находимся на самом его краю! за которым пока что ничего нет, лишь зияющая пустота, в которой раздаются раскаты далекого грома и сверкают молнии грядущих потрясений.

При этом умудряемся проживать его так, будто это не далекое фантастическое будущее, а пошлое банальное настоящее, каким оно было год, два, три... десять, N-дцать лет назад, в каком-то унылом ХХ веке, в котором даже интернета не было, не говоря уже о сотовой связи, в котором какая-то октябрьская геволюция, Ленин на танке с кепкой, Гитлер со квадратными усиками... боже, что за отстой! какая древность!

Мы забыли о том, что мы орлы, парящие в невообразимой высоте начала Третьего Тысячелетия, и живем будто чертовы свиньи с полотен Брейгеля, уткнувшиеся рылом в навоз повседневных проблем.

Подозреваю, что и через 200 лет, в невообразимо-далеком, фантастическом для нас 2220 году люди будут жить (или уже живут в нем) так, будто это не будущее, а пошлое банальное настоящее. Что за жалкие презренные создания! Жить в 2220 году так, будто это не ХХIII век, а какой-нибудь 1990й год (до н.э.)! когда не было света, газа, жрали какой-то сырок... перестройка.

Будущее... Я впервые почувствовал, что мы живем в далеком фантастическом будущем в 2001 году, когда самолеты врезались в башни торгового центра. Потом это ощущение притупилось.

И вновь оно вернулось ко мне во время просмотра Years and Years...

Собственно, больше всего мне только первая серия понравилась, это самая жесть!, дальше уже как-то так) но все равно сериал хорош, может быть слишком уж нереалистичный, особенно под конец, но это ж сатира, даже гротеск, гротеск и не должен быть строго научно-фантастичным.

Последняя серия тоже ничего. Бабушка там говорит прям как Питерсон. - об ответственности каждого.

Перевод сознания в цифру пожалуй слишком нереалистичный сценарий, я не верю что такое вообще возможно, но можно рассматривать это как просто метафору - метафору мира, который благодаря сотовой связи, интернету и видеокамерам в каждой руке становится все более открытым и прозрачным - как купол Бундестага - в таком мире совершать темные делишки и оставаться безнаказанными для власть имущих будет становится все более и более проблематично.

+++

вот еще посмотрел нарезку с Питерсоном, она поверхностная, ничего ценного, но в конце (с 23 мин) интересно как его травят трансгендеры - и сами же обосрались, потому что этот ролик с травлей был выложен на ютуб и выставил их же самих тупыми мартышками)

и никакого насилия, просто глаз камеры!

grün

(no subject)

из книги Джордан Питерсон - 12 правил жизни противоядие от хаоса.
цитаты, заметки на полях:


>>Вера в то, что правила и структуры по природе своей деструктивны, зачастую соединяется с идеей, согласно которой дети сами сделают правильный выбор, когда спать и что есть, если просто позволить их истинной природе проявить себя. Но это такое же беспочвенное допущение. С детей станется жить на хот-догах, куриных ножках и фруктовых конфетах, если это привлечет к ним внимание, обеспечит силой или защитит от необходимости пробовать что-то новое. Вместо того чтобы мудро и спокойно отправиться в постель, дети будут бороться со сном, пока их не срубит усталость. Кроме того, они стремятся провоцировать взрослых, исследуя сложные границы социальной среды, — совсем как юные шимпанзе, достающие взрослых в своей Труппе. Наблюдение за тем, к чему приводят поддразнивания и насмешки, позволяет и шимпанзе, и детям нащупывать границы того, что в противном случае было бы слишком неупорядоченной и пугающей свободой. Такие границы, когда они обнаружены, обеспечивают уверенность, даже если их выявление приводит к мгновенному разочарованию и расстройству.

Помню, как привел дочку на игровую площадку. Ей тогда было года два. Она играла на брусьях, наполовину висела в воздухе. Особо склонный к провокациям монстр примерно того же возраста стоял над ней, на тех же брусьях, за которые она хваталась. Я видел, как он движется к ней навстречу. Наши глаза встретились. Он медленно, нарочно наступал на ее руки с нарастающей силой снова и снова, глядя на меня свысока. Он точно знал, что делает. «Выкуси, папаша!» — вот какая у него была философия. Он уже решил для себя, что взрослые презренны и что им можно спокойно бросить вызов. Самое плохое, что и ему предначертано стать таким же. Родители уготовили ему печальное будущее. К его великому удивлению и к его же пользе я снял его с брусьев и швырнул с девятиметровой высоты.*<<



*в этом месте я вздрогнул))) 9 метров что-то многовато! Или эти двухлетки над пропастью ползают? Или это гигантские дети Ётунов? Может быть переводчик ошибся и там не 9 метров? Смотрю в оригинал:

"To his great and salutary shock, I picked him bodily off the playground structure, and threw him thirty feet down the field."

да нет, все правильно, 30 футов это чуть более девяти метров, хехе)



>>Нет, я так не поступил. Я просто отвел дочку в другое место. Но для него было бы лучше, если бы я это сделал.

Представьте себе малыша, раз за разом бьющего свою маму по лицу. Зачем ему это делать? Глупый вопрос, непростительно наивный. Ответ очевиден — чтобы чувствовать превосходство над матерью, чтобы посмотреть, сойдет ли ему это с рук. В насилии, в конце концов, нет ничего загадочного. Мир — вот что загадочно. Насилие существует по умолчанию, все просто. А вот мир* — это сложно: ему нужно учиться, его нужно прививать, его надо заслужить.<<



*Мир - в смысле peace:
Violence, after all, is no mystery. It’s peace that’s the mystery. Violence is the default. It’s easy. It’s peace that is difficult: learned, inculcated, earned.



>>(Человек часто задает простые вопросы о физиологии. Почему люди принимают наркотики? Тут тоже нет никакой тайны. Удивительно, почему они не принимают их постоянно. Почему люди страдают от тревожности? И опять никакой загадки. Как люди вообще могут быть спокойны? Вот что удивляет. Мы хрупки, мы смертны. Миллион ситуаций может выйти из-под контроля, по миллиону разных причин. Мы должны с ног до головы трепетать от ужаса каждую секунду. Но мы так не делаем*. То же самое можно сказать про депрессию, лень и преступность.)<<



*lol в этом месте каждый наверное подумает: я наверное исключение, потому что именно так я и делаю)))



>>Если я могу ранить и превзойти вас физически, значит, я могу делать ровно что хочу, когда хочу, даже когда вы рядом. Я могу мучить вас, чтобы удовлетворить свое любопытство. Я могу отобрать все ваше внимание и властвовать над вами. Я могу украсть вашу игрушку. Во-первых, дети бьют, потому что агрессия врожденная, хотя у одних она проявляется сильнее, а у других слабее, а во-вторых, агрессия упрощает желание. Глупо было бы предполагать, что такому поведению надо учиться. Змее не нужно учиться нападать. Это в природе животного.

Статистически двухлетние дети — самые жестокие люди. Они пинаются, бьют, кусаются, крадут чужую собственность. Они поступают так, чтобы исследовать*, выражать свое возмущение и разочарование, удовлетворять свои импульсивные желания. Что еще важнее в нашем случае, они делают это, чтобы найти истинные границы допустимого поведения. Как еще им разгадать, что приемлемо, а что нет? Дети — как слепые, которые ищут стену. Они должны продвигаться вперед и нащупывать дорогу, чтобы понять, где находятся настоящие границы, а они редко оказываются там, где должны быть.

Последовательное исправление таких действий обозначает для ребенка границы приемлемой агрессии. Отсутствие исправления просто повышает любопытство; ребенок будет бить, кусать и толкать, если он агрессивен и склонен властвовать, пока что-то не обозначит для него границу. Как сильно я могу бить мамочку? Пока она не возразит. Учитывая это, исправлять чем раньше, тем лучше — если, конечно, желаемый конечный результат для родителя заключается не в том, чтобы быть побитым. Исправление также помогает ребенку понять, что бить других — субоптимальная социальная стратегия. Без исправления ни один ребенок не пройдет трудный процесс организации и регуляции своих импульсов так, чтобы эти импульсы могли без конфликта сосуществовать и в душе ребенка, и в широком социальном мире. Организовать разум — дело совсем не простое.<<


*Персонажи сериала Викинги напоминают мне таких детей)))
grün

(no subject)

новая политика френдленты

Увижу в ленте мат, язык ненависти (Hate speech) и грязную ругань - сразу в бан.

ничего личного, просто гигиена.

Давно надо было так сделать, просто в голову не приходило, что людям можно и нужно предъявлять требования, некий контракт, свод правил общения, и если они его не выполняют, что ж - значит нам не по пути.

Опять же, ничего личного, никаких обид. Напротив - это манифестация уважения: и к себе, и к другим.

С самого начала четко оговоренные правила позволяют избежать обид и пассивной агрессии в будущем.
grün

масштабы злодеяний

новое интервью с Марком Солониным. случайно включил и не мог оторваться, пока не досмотрел.


да... думаю это все, что нужно знать о Второй Мировой Войне. только факты, основанные на архивных документах. почти без эмоций, без интерпретаций... факты говорят сами за себя.

подумалось: в страшном мире мы живем.
коммунизм, нацизм, патриотизм, и прочие идеологии это как стихийные бедствия, вроде торнадо, землетрясений, птичьего вируса и т.д. если человечество не научится с ними бороться и противостоять, так и будет миллионами погибать.

да, патриотизм это тоже идеология, или даже религия, вера в некую мифическую сущность под названием "страна", "народ", "наши" + добавить к этому культ личности - "вождь","отец нации" - и вот результат.

что тут еще можно добавить? "Выиграл только Сталин"... и умер в луже мочи.